Monthly Archives: Апрель 2020

COVID-19: чума XXI века или массовая истерия? Окончание

В предыдущей части статьи было дано простое объяснение тому факту, что все новостные ленты заполнены негативными новостями о коронавирусе. Один из распространенных вариантов таких новостей — устрашающие прогнозы. На самом деле, мы столкнулись с новым и неизученным видом вируса, и пока никто не в состоянии построить точную модель развития пандемии и сделать правильный прогноз. Для этого пока нет всех необходимых данных. В конце концов, прогнозированием погоды люди занимаются тысячелетиями, имея огромное количество накопленных данных, но точность даже этих прогнозов оставляет желать лучшего. Что уж говорить о предсказании того, что ещё не успели толком изучить.

Мне попадались различные прогнозы развития ситуации, смоделированные исследователями из разных стран, и если их сравнивать между собой, то расчётные значения могут отличаться в тысячи раз. Да и в любой отдельно взятой модели результат также может отличаться в десятки раз в зависимости от принятых для расчёта исходных параметров. А мы ведь их эти параметры пока не знаем.

 

Математические модели гаданий на кофейной гуще

Все ОРВИ имеют ярко выраженную сезонность, в том числе и ОРВИ, вызываемые коронавирусами. В холодное время года болеет значительно больше людей, чем летом. Но что мы можем сказать о сезонности COVID-19? Безусловно, она есть, хотя бы потому, что с увеличением температуры снижается время жизни вируса на разных поверхностях, а еще он чувствителен к ультрафиолету. Но мы можем лишь предполагать, насколько сильно эта сезонность выражена.

В одной из моделей для расчета распространения пандемии COVID-19 разработчики предлагали выбирать уровень сезонности заболевания и уровень вводимых ограничений на перемещения людей. Согласно этой модели, максимально высокий пик заболевания в Беларуси достигается во второй половине апреля, а затем идет повторный небольшой пик ближе к зиме. Для такого прогноза максимальное число одновременно больных прогнозировалось в районе 4,5% от населения, что чрезвычайно много (напомню, сейчас, 9 апреля, у нас болеет около одной сотой процента). При других значениях исходных параметров максимальное количество падало до 0,4% процента, что тоже, на самом деле, не мало — почти 40000 одновременно зараженных, что при 20% вероятности тяжелого протекания болезни означает 8000 тяжелобольных с COVID-19. На такую нагрузку наша медицина вряд ли рассчитана. Впрочем, к 20% вероятности осложнений мы ещё вернемся.

Другая модель, предложенная исследователями из США, опирается на уже имеющуюся статистику, но также требует задания дополнительных параметров, например, указания базового репродуктивного числа. Эта модель тоже дает значительный разброс результатов при прогнозе на срок свыше месяца. Согласно ей, пик заболеваемости в Беларуси придётся на первую половину мая и будет не радостным: максимальный ежедневный прирост заболеваний прогнозируется в районе 2000 человек (разброс вариантов от 700 до 4500). Это даёт, по очень грубым прикидкам, около 20000 случаев заражения к середине мая. Количество одновременно больных в этом случае в 2–2,5 раза ниже по сравнению с предыдущим прогнозом, но всё равно способно привести к коллапсу нашей системы здравоохранения.

Есть и другие модели и прогнозы, зачастую не менее жуткие. Но для предсказания с определенной долей успеха (и надежды) мы можем опираться лишь на данные других стран, где эпидемия начала распространяться на месяц или даже на два раньше. И хотя стран, прошедших пик заражений, не много, уже можно прикинуть, что от первой тысячи зараженных до момента, когда количество новых заражений в день начинает устойчиво снижаться, проходило примерно от 3 до 5 недель. С учётом того, что первую тысячу мы уже получили 8 апреля (как я и предполагал в одной из предыдущих публикаций), наш пик придется на начало-середину мая.

При этом даже на пике заражений число одновременно заболевших не может быть больше общего количества случаев заражения. А это количество, как сказано ранее, пока составляет лишь 0,3% от количества жителей даже в странах с самой плохой на сегодня эпидемиологической обстановкой. Что в пересчете на Беларусь дает максимум в примерно 28000 заражений к середине мая.

При этом сравнивать ситуацию в Беларуси с ситуацией в других странах не всегда правильно. Во-первых, вирус лучше всего распространяется при наличии больших масс людей, сосредоточенных на относительно небольшой площади. Например, в мегаполисах. Подтверждением этому является картина, которую можно наблюдать сейчас в Нью-Йорке. Кроме того, на распространение влияет общее количество населения и площадь страны, поэтом лучше сравнивать страны, сопоставимые по этим показателям. Во-вторых, в разных странах имеющиеся ресурсы и подходы для борьбы с эпидемиями могут сильно различаться, как и поведение жителей. Поэтому и процент заражений, и показатель летальности болезни, и общая смертность от COVID-19 в странах разная.

Если взять вообще полностью закрытую территорию, на которой есть заражённые и здоровые люди, то картина сильно отличается от среднемировой. Пример: круизный лайнер Diamond Princess, на котором из 4061 человека заразились 712 (17,5%) и умерли 11 человек. Таким образом, летальность вируса можно оценить в 1,5%, а смертность заболевания в 2,7 промилле. В среднем по мировой статистике на 9.04.20 доля зараженных составляет 0,02% (2 человека из 10 тысяч), летальность вируса почти 6%, смертность 0,01‰ (1 человек из 100 тысяч). Как видим, все значения отличаются в разы и даже сотни раз, что сильно затрудняет возможность построения достоверных прогнозов.

Страны, сопоставимые с Беларусью одновременно по количеству жителей и площади территории, в Европе найти сложно. По площади ближе всего Румыния, по количеству жителей — Венгрия, по средней плотности населения — Литва и Черногория, а по совокупности этих характеристик — Болгария. Во всех этих странах расчётные значения для оценки скорости распространения болезни разные, и ни одна страна ещё, похоже, не прошла максимум графика заражений. Так что для построения прогноза они тоже не годятся.

Более того, озвученная в начале статьи доля в 20% случаев тяжелого протекания COVID-19 взята из Википедии, где сказано буквально следующее: «Примерно в 15% случаев заболевание протекает в тяжёлой форме с необходимостью применения кислородной терапии, ещё в 5% состояние больных критическое». Однако статистика это опровергает. Например, сейчас (9.04.20) активных случаев заболевания COVID-19 в мире 1099757, из них 96% протекает в легкой форме (1051672 случая), и только 4% (48085) отнесены к тяжелым или критическим.

Исходя из всего этого хаоса, пока можно с определённой долей уверенности утверждать лишь то, что планку в 10000 случаев мы, к сожалению, достигнем довольно скоро. Случится это, по моим представлениям, где-то 20-25 апреля. Максимум роста при условии введения более жёстких мер по противодействию распространения эпидемии придётся примерно на первую декаду мая. К этому времени общее количество заболевших будет составлять более 30 тысяч. Если посчитать лишь 4% тяжелых случаев протекания болезни, соответствующих среднемировой статистике, то мы всё равно на пике получаем более 1200 тяжёлых и критических больных одновременно. Но с таким количеством мы ещё вполне можем справиться. А вот если тяжёлых случаев действительно будет 20% от общего числа больных, то медицинских ресурсов нам не хватит, и серьёзные проблемы начнутся уже к концу апреля.

Что есть общего во всех моделях и прогнозах, так это то, что чем раньше будут введены ограничительные меры и чем жёстче они будут, тем больше жизней удастся сохранить в итоге. Интересующиеся подробностями могут почитать вот этот материал. Поэтому, повторюсь в который раз, необходимо делать всё от нас зависящее, чтобы максимально противодействовать распространению инфекции. И даже если государство пока не готово предпринимать решительные шаги, мы многое можем сделать сами.

 

Так что же, мы все умрём?

Несомненно! Но вряд ли от коронавируса. Несмотря на обилие неприятных новостей и пессимистические прогнозы, шансы умереть от COVID-19 довольно малы. И хотя прогнозные расчёты делать сложно и практически невозможно по причинам, озвученным выше, можно сравнить уже зафиксированную смертность от коронавируса со средними показателями смертности за прошлые годы.

На эту тему тоже есть масса публикаций, но их заметно меньше, чем материалов с апокалиптическими картинами будущего после пандемии. Я уже не буду подробно описывать доводы, доказывающие нагнетание массовой истерии по поводу коронавируса (статья и так разрослась сверх разумных пределов), но приведу пару ссылок на интересные материалы. Один из них — это швейцарский проект, в котором регулярно анализируются данные о заболеваемости COVID-19 в мире. При этом приводятся многочисленные ссылки на другие материалы и делаются закономерные выводы о значительном преувеличении трагичности текущей пандемии. Еще один интересный источник — материал с популярного сайта habr.com, в котором автор тоже пытается анализировать доступные статистические данные и делает вывод о сильном преувеличении последствий появления нового вида коронавируса.

Также приведу ссылку на ресурс, который занимается мониторингом смертности в странах Западной Европы, а также фиксирует отклонения смертности в большую или меньшую сторону. Данные этого ресурса показывают интересные факты. Во-первых, смертность во многих странах этой весной не только ниже сезонных максимумов, но и даже ниже средней. Во-вторых, смертность в странах с наихудшей эпидемиологической обстановкой (Италия, Испания, Швейцария, Великобритания, Франция, Бельгия) хоть и показывает рост, но этот рост находится на уровне сезонного роста смертности в зимние периоды прошлых лет. Впрочем, статистика на этом ресурсе собирается с некоторым запаздыванием, так что данные за последние 1-2 недели могут быть и менее радужными.

Многие из аналогичных исследований сравнивают обычную смертность за прошлые годы и смертность от коронавируса в этом году. При этом оказывается, что общий уровень смертности сейчас во многих странах даже ниже, а доля коронавируса как причины летального исхода — незначительна. Давайте проверим сами.

Возьмём для примера прогноз, в котором в середине мая мы проходим максимум заболеваемости, имея на пике 30000 случаев с начала эпидемии, и к концу первого полугодия почти выходим из кризиса с суммарным значением в 50000 заболевших COVID-19 за полгода. Этот сценарий не лучше и не хуже прочих прогнозов, но довольно близок к картине, которую мы наблюдаем других в странах, уже миновавших пик заболеваемости. Если взять среднемировой показатель летальности в 6%, то мы получим 3000 смертей от коронавируса за полгода. Здесь можно возразить, что не за полгода, а примерно за 4 месяца с первого заражения, но можно ведь и представить, что эпидемия летом сошла на нет и до конца года больше смертей не будет, то есть мы остановились на 3000 смертях за год. Много это или мало?

Просто сравним со статистикой. В Беларуси за 2019 год умерло более 120000 человек, из них 71000 умерли от болезней сердечно-сосудистой системы, свыше 19000 — от новообразований, 2300 — от болезней органов дыхания, почти 5000 — просто от старости. Более того, из 19 первых лет XXI века лишь в течение 8 последних у нас умирало меньше 130000 людей в год. Так что даже предполагаемые для сравнения 3000 умерших (а мы все надеемся, что к таким значениям и близко не подойдем, тем более что сейчас фактическая летальность SARS-CoV-2 у нас не 6%, а всего 1%) на самом деле не превышает зафиксированные отклонения в смертности за последние 20 лет.

Еще несколько цифр для сравнения. В 2019 году покончили жизнь самоубийством более 1600 человек, почти 1500 отравились алкоголем, более 2700 погибли вследствие несчастных случаев, падений, утоплений и ДТП.

За три месяца 2020 года от болезней системы кровообращения умерли 18500 человек, от онкологии — почти 5000, 400 покончили жизнь самоубийством, больше 100 погибли в ДТП, больше 200 — на пожарах. От пневмоний за это время умерли 254 человека, что на 9% меньше, чем за такой же период 2019 года.

А вот общемировые данные по смертям за три месяца 2020 года (правда, авторитетный первоисточник установить не удалось, но цифры похожи на реальные):
52 610: коронавирус;
69 602: прочие ОРВИ;
140 584: малярия;
153 696: самоубийство;
193 479: ДТП;
240 950: ВИЧ;
358 471: отравление алкоголем;
716 498: болезни, связанные с курением;
1 177 141: онкологические заболевания.

Просто всем другим заболеваниям сейчас не перепадает и малой толики того внимания в СМИ и интернете, которое уделяется коронавирусу. Мало кто знает, что пандемия COVID-19 — не единственная протекающая сейчас официально признанная пандемия. Кроме нее, считаются непобежденными и не закрытыми на данный момент пандемии туберкулеза, холеры и ВИЧ-инфекции. Носителей ВИЧ, к слову, в мире больше 60 млн человек. За последние годы в Беларуси ежегодно выявляется примерно от 3000 до 6000 новых заболеваний туберкулезом, от 500 до 2500 новых заражений ВИЧ. Это так, отступление для самостоятельного размышления.

 

Выводы и советы

По итогам прочитанного каждый, несомненно, сделает свои собственные выводы. Самое интересное, что у разных людей они будут разными, а порой и противоположными. Я же просто хотел сказать, что к ситуации с распространением коронавируса следует относиться спокойно и рассудительно. Как и к любой проблемной ситуации.

Пандемия COVID-19 — это реальность, и игнорировать её ни в коем случае не стоит. Но и безрассудно верить всему обилию негативных новостей и страшных прогнозов также не следует. Соблюдение несложных правил гигиены и разумное ограничение контактов позволяет многократно снизить риск заражения не только коронавирусом, но и другими, не менее неприятными и опасными инфекционными болезнями. Кстати, в отличие от бактерий, вирусы не размножаются вне клетки. А это значит, что на любой загрязненной ими поверхности их не станет больше. Наоборот, белки вирусов и носители его генетического материала — молекулы РНК или ДНК — быстро разрушаются под действием внешних факторов.

При этом пользоваться перчатками и масками тоже надо с умом. Скажем, вы вышли в магазин, надев перчатки. Брались в них за ручки дверей и тележек, и этими же перчатками брали с полок упаковки с продуктами, доставали на кассе свой кошелек и карточку. А ведь дома вы потом будете браться уже голыми руками за те же упаковки, сумочку или смартфон. Придя домой, сразу моете руки с мылом? А так ли сразу? Или сначала снимаете верхнюю одежду, разуваетесь, кладете на место ключи, очки, телефон, сумку, открываете дверь в ванную, откручиваете вентили на смесителе? Может быть, лучше держать антисептик рядом со входом или даже носить с собой?

Но не буду досаждать советами о том, как избежать заражения. Они и так льются отовсюду. Просто ещё раз напомню, что COVID-19 пока никак не лечится, врачи могут лишь немного помочь организму самостоятельно справиться с инфекцией в тяжёлых случаях. Поэтому главная тактика для победы над пандемией — не заразиться самому, не заразить других, а также по-возможности помочь тем, кто в нуждается в помощи.

Будьте осторожны, берегите себя и окружающих, и не болейте!

Share

COVID-19: чума XXI века или массовая истерия? Продолжение 2

В предыдущих частях этой статьи был сделан небольшой анализ накопленных статистических данных по развитию пандемии COVID-19. Сейчас поговорим о том, что нужно делать, чтобы эффективно справиться с ситуацией.

Напомню, максимальная оценка количества переболевших людей до остановки пандемии — около 70% всего населения. Вопрос лишь в том, как растянуть по времени прирост случаев заболевания. Одно дело, когда некоторое количество людей заражается в течение пары месяцев, и совсем другое, когда это же количество достигается в течение нескольких лет. Тем более, что за несколько лет может появиться и вакцина, и лекарство.

На текущий момент мы далеки от пессимистичных прогнозов: и в мире, и в Беларуси заболело новым видом ОРВИ всего лишь около одной сотой процента (0,01%) населения, и даже в странах с наибольшим количеством зараженных заболело менее 0,3% жителей. Как видим, пока до упоминаемых 70% очень далеко.

Как уже было сказано ранее, более важным является количество одновременно болеющих людей. Это значение очень сильно зависит от того, как быстро увеличивается общее количество зараженных.

 

Есть ли у меня план? Да у меня есть целых три плана!

Многие люди в интернете и в личном общении обвиняют власти в бездействии и в сокрытии информации. Представители властей утверждают, что все под контролем и ничего не скрывается. Например, Минздрав утверждает, что у него имеется аж 4 плана действия, и после рекомендаций ВОЗ исправно информирует население о количестве заболевших, излечившихся и умерших.

Действительно, существуют нормативные документы, которые регламентируют действия различных министерств, органов, учреждений, предприятий и даже граждан во время чрезвычайных ситуаций и эпидемий, в том числе в зависимости от эпидемиологической обстановки. Есть даже документы, регламентирующие периодичность информирования населения в таких случаях. Правда, чаще выделяют три уровня развития ситуации и, соответственно, описывают три плана действий. В качестве примера можно привести приказ Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 16 марта 2020 г. N 296 «О мерах по организации оказания медицинской помощи пациентам с признаками респираторной инфекции и принятию дополнительных противоэпидемических мер в организациях здравоохранения». В нем выделены ситуации, когда тяжелая форма болезни проявляется в единичных случаях, когда имеются групповые случаи тяжелых форм заболевания и когда начинается массовое поступление тяжелых больных.

 

Точечные удары

Сейчас Беларусь находится на первой стадии развития эпидемии и занимается выборочным тестированием на предмет заражения отдельных лиц, отбираемых по ряду критериев. При положительном тесте проводится работа выявлению и изолированию контактов зараженного.

Такой подход оправдан в самом начале эпидемии, когда необходимо предотвратить завоз болезни в страну или подавить ее распространение, как говорится, в зародыше. Но чтобы этот подход сработал максимально эффективно, его нужно сочетать с другими мерами, а самое главное — не работать спустя рукава или в условиях жёсткой указки на экономию средств. Например, при своевременном закрытии границ и тотальном тестировании всех въезжающих с обязательным помещением их на карантин в течение необходимого срока вполне можно полностью ограничить инфекцию единичными завозными случаями.

К сожалению, этот этап защиты не выполнялся с необходимой тщательностью, и предотвратить начало передачи инфекции внутри страны не удалось. Пока выявленных случаев заражений не очень много, Минздрав продолжает придерживаться той же тактики, хотя её эффективность уже далека от идеала. Во-первых, случаи передачи вируса уже давно не контролируются на все 100%. Во-вторых, принудительная изоляция близких контактов создает усиленную, но не всегда оправданную нагрузку на медучреждения. В-третьих, вынужденные тесные контакты между находящимися в одном помещении людьми (вспомните круизный лайнер Diamond Princess на карантине) или контакты между вероятными вирусоносителями и врачами приводят к увеличению случаев передачи инфекции.

Многие ратуют за поголовное тестирование всех жителей. Смысл в этом, конечно, есть, но этот сценарий нереален. Во-первых, у нас нет столько тестов. И не только у нас. Тестов во всем мире довольно мало, и нигде (за редким исключением) поголовное тестирование не делают. Во-вторых, на закупку тестов и на проведение тестирования нужны деньги, а их у нас, в стране для жизни, проще найти на установку какого-нибудь флагштока, чем на обеспечение медиков необходимыми ресурсами. В-третьих, результаты теста могут быть как ложноположительными, так и ложноотрицательными. Собственно, поэтому их у нас и перепроверяют трижды. Но самое главное даже не это, а то, что лекарства от COVID-19, напомню, нет. И даже если тест покажет положительный результат, лечить вас никто не будет, пока не станет совсем худо. Ибо лечить нечем, а для поддержки жизненных функций организма в условиях реанимации в экстренных случаях результаты теста особо и не важны. Единственная польза от поголовного тестирования в том, что сознательные люди, узнав о своем заражении, самостоятельно ограничат все контакты с другими людьми. И здесь мы подошли к следующему способу сдерживания эпидемии — самоизоляции.

 

Самоизоляция

Здесь всё понятно: чем меньше вы выходите из дома, тем меньше шансов подхватить или передать другим любую инфекцию. Но давайте снова немного поиграем и представим, что нужно, чтобы вы и ваша семья продержались на самоизоляции минимум две недели. Есть ли у всех членов семьи возможность безнаказанно не ходить на работу или учёбу? Работать из дома без ущерба доходам или учиться удаленно? Не выходить даже в магазин или аптеку, заказывая доставку продуктов и лекарств на дом? Хватит ли силы воли поменять свой уклад жизни и отказаться от привычных вещей, ради которых вы обычно выходите из дома? А самый главный вопрос: не напрасно ли всё это? Где гарантия, что уже в первый день «на свободе» вы не подхватите инфекцию?

Увы, далеко не все могут жить в полной самоизоляции до завершения пандемии. И надеяться на сознательность людей и на то, что все добровольно будут сидеть дома, нельзя. Но даже если жители страны наполовину сократят количество выходов на улицу, посещений людных мест и личных контактов с другими людьми, это уже принесет положительный результат. Поэтому самоизоляция — действенная и полезная мера, но вряд ли достаточная для победы пандемии.

 

Всеобщий карантин

Заставить людей сидеть дома может лишь официальное введение карантинных мер и запрет на выход на улицу под угрозой немаленького штрафа или ареста. Но даже в таком случае полностью изолировать всех людей по домам не получится. Да, можно закрыть многие предприятия и учреждения, смирившись с огромными потерями как для экономики государства, так и для работников этих предприятий и их семей. Да, некоторых сотрудников реально можно перевести на удаленную работу. Но всё закрыть невозможно: необходимо обеспечить работу аптек и медучреждений, надо производить и продавать продукты питания и предметы первой необходимости, лекарства, средства защиты и т.п., обеспечивать поставку в дома воды, электричества, тепла, газа, работу связи и т.д. Нельзя полностью отказаться от грузоперевозок и пассажирского транспорта, складов, топливозаправочных станций, надо обеспечивать порядок и координировать работу всех звеньев страны. И все люди, которые занимаются данными вопросами, не смогут выполнять свою работу из дома. Это одна из причин, почему всеобщий карантин не намного лучше добровольной самоизоляции и, в отличие от неё, неминуемо влечёт за собой серьёзные экономические проблемы.

К счастью, на пути от добровольной изоляции к всеобщему карантину есть много ступенек. Отмена всех массовых мероприятий, закрытие, ограничение времени или иное регламентирование работы учреждений с массовым скоплением людей, обеспечение предприятий, магазинов и других мест скопления людей антисептиками, введение обязательной регулярной санобработки ручек, поручней, сидений, столов и т.п. — это лишь часть того, что сразу приходит на ум. Самое замечательное, что часть этих мер уже реально применяется, но вот с отменой массовых мероприятий пока беда.

Увы, с высокой вероятностью мы тоже придём и к отмене массовых сборищ и игрищ, и, возможно, к введению строгого общего карантина. Если нам удастся не перешагнуть планку в 10 тысяч зараженных, то действительно строгие меры вряд ли последуют. Это будет понятно где-то к концу апреля, так что все религиозные праздники, коих в апреле предостаточно, вряд ли станут отменять. Здесь слабая надежда только на то, что уже посеянный в людях страх не позволит им безрассудно сливаться в толпы для взаимного обмена вирусом, против которого нет лекарства. Что касается первомайских шествий и запланированного парада, то на эти мероприятия не так уж много людей ходит добровольно. С учетом прогнозного пика заболеваемости в конце апреля — начале мая (об этом чуть ниже) желающих там побывать будет очень мало даже в том случае, если по чьей-то твердолобости парад не будет отменен.

 

А всё ли так страшно?

Вот и настал час поговорить о том, так ли ужасна ситуация, как её пытаются представить СМИ и прочие источники. И снова немного игры: откройте любую крупную новостную ленту (только не официальные государственные СМИ) и посчитайте количество откровенно положительных (открытия, достижения, выигрыши и т.п.) и откровенно отрицательных (происшествия, криминал, скандалы и др.), не включая в подсчет любые новости о коронавирусе. Уверен, что отрицательных наберется заметно больше.

Всё дело в нашей психологии: негативные новости привлекают гораздо больше внимания, чем позитивные. И по этой причине публикация негативных новостей, да ещё и приукрашенных, — наилучший способ привлечения новых читателей. То же самое можно сказать и о слухах: много ли вы вспомните случаев, когда среди ваших знакомых широко распространялись сугубо позитивные слухи? А вот о чём-нибудь плохом норовят рассказать едва ли не все сразу.

Такая же закономерная ситуация наблюдается и с новостями о коронавирусе. Несмотря на то, что подавляющее большинство заразившихся переносит COVID-19 бессимптомно или с минимальными признаками ОРВИ, а количество выздоровевших постоянно растет, пока лишь изредка можно встретить новости о людях, успешно преодолевших болезнь. Зато любой негатив многократно тиражируется и пересказывается.

Изначально мне хотелось показать, что обстановка с пандемией не настолько ужасна, как её пытаются преподнести в репортажах и публикациях. Впрочем, на данный момент так оно и есть, но вот динамика развития ситуации не выглядит успокаивающе. В процессе работы над этой статьей (а с того момента, когда появилась задумка ее написать прошло уже недели две) мой первоначальный оптимизм несколько поубавился, особенно когда я начал сравнивать и проверять различные прогнозы, внимательно анализировать статистику и делать собственные расчеты. Статья при этом стала сильно разрастаться, так как мыслей очень много. Поэтому очередную её часть я завершаю, а о прогнозах напишу в следующий раз (уже скоро).

Всем здоровья! Продолжение следует.

Share

COVID-19: чума XXI века или массовая истерия? Продолжение

Поскольку уместить всё обилие сумбурных мыслей в одну короткую заметку не получилось, буду оформлять свои размышления частями. Всего лишь вчера я предпринял первую попытку рассказать о сугубо субъективной оценке ситуации с пандемией COVID-19, а буквально на следующие сутки произошли некоторые значимые события. Условно значимые. Просто количество случаев заражения коронавирусом SARS-CoV-2 во всем мире превысило 1 миллион, а количество смертей от COVID-19 перевалило за 50 тысяч.

Появились и новые данные по Беларуси: на утро 4 апреля официально подтверждено 300 случаев заражения (по другим данным — 304), подтверждена смерть 4 человек с положительным тестом на коронавирус. Эти данные могут измениться уже к концу дня.

Почему я пишу о Беларуси? Очень просто: я здесь живу. Все иные причины, включая порой странные и непопулярные решения и высказывания отдельных представителей власти, в результате которых Беларусь заметно выделяется среди других стран в плане мер противостояния пандемии и по получаемым результатам, — по сути вторичны и не были бы мне интересны, если бы не первая причина.

 

Как же без геометрии?

Как и обещал, немного поговорим о графиках. На упомянутом ранее сайте, аккумулирующем статистику пандемии, есть инструменты, отображающие динамику её развития. Это графики роста подтвержденных случаев заболевания и смертей, а также диаграммы ежедневного прироста количества заболевших.

Уверен, в интернете вы уже неоднократно встречали заявления, что эпидемия распространяется в геометрической прогрессии или по экспоненциальному закону. Но это не так. Во-первых, экспонента растет бесконечно, а население земли представляет собой вполне конечное число. Во-вторых, на распространение эпидемии влияет множество факторов, например, наличие инкубационного периода, длительность течения заболевания, базовое репродуктивное число возбудителя болезни и т.д., в том числе и принимаемые меры активного противодействия её распространению.

График экспоненциальной функции выглядит примерно так:

График 1. Экспоненциальная функция

Он неограниченно растет, но у нас ведь есть ограничение: количество людей на земле конечно. По этой причине график заболеваемости может выглядеть так, как на картинке ниже. Верхняя прямая — это все население. Однако по мнению некоторых ученых и вторящих им политических деятелей для прекращения эпидемии достаточно, чтобы переболело около 70% населения. Этот предел отмечен штриховой линией.

График 2. Общее количество заболевших

Это график общего числа заболевших. Он не может уменьшаться, но и не может превысить определенное значение (на самом деле предел теоретически может быть даже выше текущего количества жителей на земле). Однако для нормального функционирования системы здравоохранения гораздо более важен график одновременно больных людей. А на этот график влияет уже гораздо больше факторов. Общая картина выглядит примерно так:

График 3. Количество одновременно болеющих

Как видим, график имеет выраженный максимум (вообще-то, он может быть не один), который заметно ниже теоретического предела для графика суммарного количества заболевших.

Графики — это всего лишь наглядное представление статистических данных. Они позволяют буквально «на глазок» определить, что происходит, и догадаться, что будет происходить. Вот, например, что происходит сейчас в мире в целом и в США:

Количество заболевших в мире

Количество заболевших в США

Здесь мы видим практически экспоненциальный рост, что означает, что распространение заболевания пока идет с ускорением. А вот как обстоят дела в Китае и Южной Корее:

Количество заболевших в Китае

Количество заболевших в Южной Корее

В Китае количество заболевших почти не увеличивается, а в Южной Корее рост с экспоненциального сменился на практически линейный. Это не значит, что эпидемия в этих странах закончилась, но ее пик уже удалось преодолеть, количество заболевших за сутки не увеличивается.

А вот так выглядят графики в Австрии и Беларуси:

Количество заболевших в Австрии

Количество заболевших в Беларуси

В Австрии уже наметился излом, количество случаев новых заболеваний за сутки стало уменьшаться. А вот в Беларуси пока такой тенденции нет, мы еще в стадии экспоненциального роста. Примечание: графики отображают картину на 05.04.2020.

Естественно, было бы глупо думать, что Беларусь — особая страна, и что распространение эпидемии у нас будет развиваться совсем не так, как в других странах. Хотя иногда складывается впечатление, что некоторые (без)ответственные руководители так и думают.

Чтобы понять, что нас ждет в будущем, проанализируем скорость роста заболеваний от первого случая до 100 человек, от сотни до тысячи и от тысячи до 10 тысяч на примере некоторых стран.

Страна Первые случаи заражения (данные с 22.01.20) Больше 100 заражений Прошло дней Больше 1000 заражений Прошло дней Больше 10000 заражений Прошло дней
США 22.01.2020 03.03.2020 41 11.03.2020 8 19.03.2020 8
Италия 31.01.2020 23.02.2020 23 29.02.2020 6 10.03.2020 10
Испания 01.02.2020 02.03.2020 30 09.03.2020 7 17.03.2020 8
Китай 25.01.2020 01.02.2020 7
Германия 27.01.2020 01.03.2020 34 08.03.2020 7 18.03.2020 10
Франция 24.01.2020 29.02.2020 36 08.03.2020 8 19.03.2020 11
Иран 19.02.2020 26.02.2020 7 02.03.2020 5 12.03.2020 10
Великобритания 31.01.2020 05.03.2020 34 14.03.2020 9 26.03.2020 12
Швейцария 25.02.2020 05.03.2020 9 13.03.2020 8 25.03.2020 12
Турция 11.03.2020 19.03.2020 8 22.03.2020 3 30.03.2020 8
Россия 31.01.2020 17.03.2020 46 27.03.2020 10
Польша 04.03.2020 14.03.2020 10 25.03.2020 11

Как видно из таблицы, от первого выявленного случая заражения проходит где-то около месяца до первой сотни зараженных. В некоторых странах этот период заметно короче, что связано, предположительно, с несвоевременным выявлением первого больного. То есть, в начале тестирования реально зараженных в стране было уже много.

В Беларуси первый случай выявлен 28 февраля, то есть примерно на месяц позже, чем в странах Европы, находящихся сейчас в верхних строчках печальной таблицы. Это означает, что мы примерно на месяц «отстаем» от их графика.

Зато прирост от первой сотни до первой тысячи у всех происходит за почти одинаковое время — чуть больше недели. Более быстрый рост в Турции и Иране, вероятно, также связан с несвоевременным выявлением первого зараженного. Почти так же за примерно одинаковый период от 7 до 12 дней происходит скачок от 1000 до 10000 случаев заражения.

О чём это говорит? Как минимум о том, что и у нас ситуация будет развиваться схожим образом. То есть, уже к середине следующей недели (8-9 апреля) в Беларуси будет первая тысяча инфицированных, а к концу апреля счет перевалит за 10000. Это значит, что 28 апреля, на Радуницу, когда в Беларуси принято встречаться с родственниками и всем вместе навещать кладбища, где похоронены родные, у нас уже будет около десятка тысяч потенциальных источников заражения. Ну, или немного меньше за счёт излечившихся.

10000 заболевших для нашей страны, можно сказать, особое число. Дело в том, что согласно заявлениям официальных лиц, в Беларуси имеется около 2000 аппаратов ИВЛ. А мы уже знаем, что примерно в 20% случаев Covid-19 протекает в тяжелой форме. Это означает, что при 10 тысяч больных мы можем столкнуться с нехваткой аппаратов ИВЛ, и тогда число умирающих от коронавируса начнет расти намного быстрее. Это будет крах нашей системы здравоохранения, и не допустить его — важнейшая задача не только властей, но и всех нас вместе.

 

Как переломить тенденцию?

Во всех приведённых графиках ось X представляет ось времени, и именно от её шкалы зависит скорость распространения эпидемии. Например, кривая графика может быть растянута на пару месяцев, а может на год или больше. Более того, во втором случае высота пика на третьем графике, то есть количество одновременно болеющих людей, будет значительно ниже, поскольку функция зависит от длительности инкубационного периода и от срока протекания болезни.

Именно этот — третий — график важен для оценки нормального функционирования медучреждений. Если даже на пике графика в стране будет достаточно ресурсов (врачей, мест в больницах, лекарств, оборудования и т.д.) для оказания помощи всем нуждающимся, то ничего страшного не произойдет. Но если ресурсов будет недостаточно, то система может пойти вразнос.

Поэтому важнейшая задача — снизить максимум этого графика. И вот здесь уже пришла пора говорить о том, как это можно сделать. На самом деле, противоэпидемических мероприятий существует много, но их эффективность зависит от многих факторов, в том числе и от своевременности проведения. Пока перед нашими глазами мало примеров эффективной борьбы с новой напастью. Наверное, можно выделить лишь Китай и Южную Корею, где удалось сдержать распространение болезни и добиться заметного улучшения ситуации. Но и в этих странах не всё происходило гладко.

О некоторых мерах по сдерживанию эпидемии и о том, так ли всё страшно, как говорят в СМИ, я расскажу в следующей части. А пока еще одна небольшая игра. У каждой заразной болезни есть такой показатель, как базовое репродуктивное число R0. Оно обозначает, сколько в среднем человек подхватывают болезнь от одного носителя инфекции. Например, у гриппа R0 примерно равен 1.5-1.7, а корь намного более заразна — R0 у кори оценивают в диапазоне 12-18. Для Covid-19 максимальная оценка R0 не превышает 4. Теперь попробуйте самостоятельно определить базовое репродуктивное число такой заразы, как слухи, и прикиньте, как на это значение влияет общедоступность интернета.

Продолжение следует. Не болейте и не доверяйте слухам!

Share

COVID-19: чума XXI века или массовая истерия?

Эпиграф:

Мы все умрем! Инфа 100%!

 

«Как же достали все эти новости, статьи и высказывания о коронавирусе!» – подумал я, и со всей нелогичностью человеческих поступков решил тоже высказаться, написав небольшую статью. Или большую — как получится.

Здесь будут некоторые расчеты, графики, статистические данные, ссылки на другие публикации, а также размышления, советы и выводы. Если кто ждёт мрачных описаний грядущего апокалипсиса или громких разоблачений всё скрывающих властей — их не будет, как и заявлений о том, что в мире всё прекрасно и ни о чём беспокоиться не следует. Будет попытка разобраться в происходящем и понять, так ли страшен чёрт, как его малюют в интернете.

 

Вступление в игру

На фоне льющейся со всех сторон информации в виде иногда почти сказочных слухов, разбавленных скудными и сомнительными официальными заявлениями, невольно начинаешь понемногу следить за окружающими и задумываться о безопасности своих и чужих действий. Вот в метре слева в автобусе девушка шмыгает носом, а женщина, сидящая у окна, у окна чихает аж два раза. Вот сзади раздается хриплый глубокий кашель, но этот пожилой пассажир так кашляет постоянно, на протяжение недель и месяцев. Сзади салона периодически раздаются мужские перекашливания посреди гулкого разговора. Вроде бы, обычная картина, даже как-то мало людей с признаками простуды для этой поры года. В маске только кондуктор, да и в городе в масках лишь единицы, массового осознания возможной инфекционной опасности нет, но руки после держания за поручень или получения пригоршни монет сдачи уже хочется помыть.

Предлагаю такую игру: посчитайте, сколько раз за время поездки на работу и обратно или за время похода в магазин вы прикасаетесь к разным предметам. Ручки дверей, поручни, кнопки лифта, банкомата, терминала, ключи от камеры хранения, ручки корзин, наличные деньги… А потом прикиньте, сколько людей в течение хотя бы одного дня уже прикасалось к этим предметам до вас или прикоснётся после. Таким вот простым образом вы за день «поздоровались за руку» с множеством других людей, даже если и не встречались с ними лично. Занимательно? Тогда продолжим.

 

О вирусе

Уверен, что почти все следят за развитием происходящей в мире пандемии COVID-19, так что о коронавирусе SARS-CoV-2 многие хорошо осведомлены. Если это так, то следующие несколько абзацев скучной информации можно пропустить. Для остальных расскажу максимально коротко и со ссылками на подробную информацию.

COVID-19 — это инфекционное заболевание, вызванное вирусом SARS-CoV-2. Может протекать бессимптомно или в легкой форме ОРВИ (примерно в 80% случаев), либо в тяжелой форме, вызывая вирусную пневмонию, которая может привести к острому респираторному дистресс-синдрому, дыхательной недостаточности и смерти. Лечения и вакцины на данный момент нет!

SARS-CoV-2 — вирус из семейства коронавирусов, вызывающий заболевание COVID-19.

Коронавирусы — семейство РНК-содержащих вирусов (более 40 видов), которые поражают животных и человека.

11 марта 2020 года Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила пандемию COVID-19, так как распространение вируса приобрело глобальные масштабы и количество зараженных до сих пор постоянно увеличивается.

 

Статистика

Карту распространения заболеваемости COVID-19 и подробную статистику по заболевшим можно увидеть по этой ссылке. Данные именно этого ресурса я буду использовать в дальнейших расчетах.

Статистика постоянно обновляется, поэтому данные, использованные для расчета на момент написания статьи, вскоре станут неактуальными, но вряд ли со временем появятся какие-то значительные отклонения от уже наметившихся тенденций. Для расчетов воспользуемся статистикой по миру в целом, по 10 странам с самым большим числом заразившихся, а также по Беларуси и ее соседям.

На данный момент (2 апреля 2020 года, 7:00 UTP) картина выглядит так (можно кликнуть для увеличения):

Для удобства под спойлером привожу таблицу с текущими данными, куда добавил ещё и количество населения в странах.

Таблица с данными от 02.04.2020

Страна Количество подтвержденных случаев заражения коронавирусом SARS-CoV-2 Количество подтвержденных случаев смерти от COVID-19 Количество выздоровевших Общее количество жителей (с округлением до миллиона)
Всего в мире 937 783 47 261 194 330 7 700 000 000
США 216 721 5 137 8 672 331 000 000
Италия 110 574 13 155 16 847 60 000 000
Испания 104 118 9 387 22 647 47 000 000
Китай 82 394 3 316 76 426 1 402 000 000
Германия 77 981 931 18 700 83 000 000
Франция 57 763 4 043 11 055 69 000 000
Иран 47 593 3 036 15 473 84 000 000
Великобритания 29 865 2 357 179 67 000 000
Швейцария 17 768 488 2 967 9 000 000
Турция 15 679 277 333 83 000 000
Россия 2 777 24 190 147 000 000
Польша 2 554 43 56 38 000 000
Украина 794 20 13 42 000 000
Литва 581 8 7 3 000 000
Латвия 446 0 1 2 000 000
Беларусь 163 2 53 9 000 000

[свернуть]

Также для объективной оценки ситуации нам понадобятся некоторые дополнительные сведения о вирусе и заболевании, которые пока не точны, так как вычисляются на основании все ещё меняющейся статистики.

 

Расчеты и первые результаты

Уже первый взгляд на приведенную таблицу дает возможность убедиться, что данные по отдельным странам очень сильно отличаются между собой. Это можно объяснить не одинаковым временем проникновения вируса в страну (то есть, страны сейчас на разных этапах развития эпидемии), различиями в подходах к выявлению зараженных и к установлению причины смерти, местным климатом, национальными особенностями и традициями, влияющими на количество контактов, уровнем медицины, разным распределением населения по возрастам и другими факторами. По этой причине сложно доверять усредненным показателям, но зато можно ориентироваться на максимальные. Итак, попробуем определить ключевые характеристики заболевания.

Летальность — это отношение количества умерших от болезни к общему числу заболевших. Вычисляется в процентах за определенный промежуток времени. В случае с эпидемиями летальность обычно считают за всё время от их начала до завершения. Поскольку пандемия COVID-19 ещё не закончилась, мы можем подсчитать только текущее значение, которое со временем будет меняться. Из таблицы также видно, что летальность сильно зависит от страны.

Летальность COVID-19 на 2.04.2020 по общемировым данным — 5%. В то же время Латвия показывает замечательный результат — ни одного умершего от коронавируса, а вот в Италии летальность инфекции, вызванной SARS-CoV-2, максимальная — 11,9%. Высокие значения летальности заболевания в Испании (9%), Великобритании (7,9%), Франции (7%), Иране (6,4%). Летальность COVID-19 в Беларуси по официальных данным — 1,2%. Повторюсь, это текущие значения, которые со временем поменяются, но, скорее всего, незначительно.

К вопросу достоверности статистических данных мы еще вернемся, но сейчас обратите внимание на следующий момент. Если реальное количество заболевших по каким-либо причинам (сокрытие информации, бессимптомное течение болезни, малый охват населения тестированием и т.п. — сейчас это не важно) в несколько раз больше, то летальность окажется во столько же раз меньше вышеприведенных значений.

К слову, летальность COVID-19 очень сильно зависит от возрастной категории заболевших. Среди больных в возрасте от 0 до 50 лет летальность не доходит до 1%, а из больных старше 80 лет умирает до 15%.

Интересно также узнать уровень распространения вируса внутри стран, то есть процент зараженного населения. Именно для этого в таблицу были добавлены сведения о населении стран. На текущий момент доля зараженного населения в мире составляет 0,1‰ (промилле, то есть в данном случае — количество зараженных на 1000 человек). В то же время в Италии этот показатель составляет 1,8‰, в Швейцарии — 2‰, в Испании — 2,2‰. То есть в этих странах заболело примерно 2 человека из 1000 жителей.

Поскольку пандемия развивается, то процент зараженного населения будет только расти. Низкая доля зараженного населения в некоторых странах может указывать как на эффективность противоэпидемических мероприятий, так и на то, что страна пока еще находится в самом начале развития эпидемии. В пределе гипотетически могут заболеть все 7,7 миллиарда людей. Но на данный момент даже самый высокий показатель отнюдь не выглядит пугающим. 2 заболевших из 1000 — это реально не много.

Для сравнения, в некоторых странах доля ВИЧ-инфицированных превышает 15% (правда, среди взрослого населения), а носителями туберкулезной палочки считается примерно треть населения земли.

Теперь попробуем определить смертность от заболевания COVID-19. Она определяется как отношение умерших по причине болезни к общему количеству населения за какой-либо период времени. В данный момент среднее значение смертности по причине коронавирусной инфекции — 6 человек на миллион. По сравнению со многими другими болезнями это совсем мало. Но если взять Италию или Испанию, то в этих странах смертность от коронавируса составляет уже  219 и 200 человек на миллион соответственно. Это значение за 2 месяца. В то время как общая смертность по всем причинам за 2 месяца обычно составляет от 330 до 4200 человек на миллион в зависимости от страны, в Италии за этот период умирает примерно 1750 человек на миллион. Так что в Италии вирус увеличил обычную смертность где-то на 12%, а в целом в мире — менее чем на 1%. Но к этой теме вернемся чуть позже.

Попробуем применить полученные результаты в целом к Беларуси, а также отдельно к Минску (2 млн населения) и небольшому городу, например, с 25000 жителей.

Итак, при текущих среднемировых показателях доли зараженного населения, средней и максимальной летальности получаем примерные цифры:

Расчетное количество зараженных Расчетное количество смертей по среднемировому показателю летальности Расчетное количество смертей по максимальному показателю летальности
Беларусь (9,5 млн.) 950 48 113
Минск (2 млн.) 200 10 24
Райцентр (25 тыс.) 3 0 0

Как видим, расчетные значения пока не такие уж пугающие. Если же сравнить с официальными данными, то мы видим, что они намного ниже расчетных. О чем это говорит? Большинство, наверное, скажет, что реальную картину от нас просто скрывают. Это вполне возможно, и я даже уверен, что реальная картина чуть хуже, чем пытаются показать в отчетах и заявлениях официальные лица. В конце концов, здоровых людей нет — есть недообследованные. Но в данном случае у малого количества больных есть более простая причина: в тех странах, с которыми мы пытаемся себя сравнивать, заражение началось немного раньше. Мы же еще в самом начале пути, так что пугаться пока нечего. Но к чему нам готовиться?

Вот об этом — о графиках, о скорости распространения заразы, о методах сдерживания эпидемии и о прогнозах на будущее — поговорим в следующей части. А пока продолжим игру: попытайтесь подсчитать, сколько раз и каких предметов касается ваша одежда, обувь и предметы, которые вы носите с собой. Например, открыли дверь плечом, присели на кресло, задели кого-то локтем, поставили сумку на скамейку, положили телефон на стол, повесили куртку в шкаф, просто прошлись по улице… А что если рядом с этой дверью (столом, креслом, скамейкой и т.д.) десять минут назад кто-то усиленно чихал или заходился в кашле? Мы ведь никогда не задумываемся о таких вещах, даже в условиях ежегодных сезонных ОРВИ. Похоже, пришло время подумать.

Всем здоровья! Продолжение следует.

 

Share